ПИТЕР БРЕЙГЕЛЬ СТАРШИЙ. «ТРИУМФ СМЕРТИ»

КАТАЛОГ

Это абсурд,вранье:
Череп,скелет,коса.
«Смерть придет, у нее
Будут твои глаза»

Альбом: art gallary (репродукции)

Альбом: art gallary (репродукции)


Нидерланды|Питер Брейгель Старший|(1525-1569)|»Триумф смерти»|(1562)|дерево,масло 117х162|Музей Прадо,Мадрид

Знаменитая картина Питера Брейгеля «Триумф смерти». Картина очень мрачная, может быть, самая мрачная из брейгелевских работ. Но, если вдуматься, то здесь запечатлены безусловно, недобрые символы, злые силы, всеобщее торжество смерти, некое ощущение глобального конца человечества – но здесь нет дьявольщины, которую мы можем увидеть в более ранних работах мастера.
Скелеты правят бал. Вдруг как будто прервались какие-то законы, прорвалась какая-то ненадежная граница, отделяющая царство смерти от царства живых. Поднимается крышка огромного гроба, который сам по себе как бы является входом в потустороннее царство, и оттуда двигаются нескончаемые миллионы скелетов, с которыми пытаются вступить в сражение лишь отдельные люди, но исход уже предрешен заранее.

Брейгель не придумывает этот сюжет. Еще готическое средневековье разработало довольно тщательно дифференцированную иконографию плясок смерти, триумфов смерти, искусства умирать. Это разные иконографические мотивы. «Пляски смерти» представляли собой обычно серии сюжетов, изображающих хоровод, где скелеты, судорожно подпрыгивая, увлекают в танце людей из самых разных слоев общества: императоров, кардиналов, купцов. «Триумфы смерти» – это именно картины, в которых чаще всего скелеты или смерть с косой в виде истлевшего трупа завладевает миром.
Брейгель, используя многие иконографические мотивы, существовавшие в разрозненном виде, объединяет их в некое новое, чисто брейгелевское по пониманию сюжета, единство. У него смерть косит всех без разбора. Пожалуй, Брейгель первым внес в эти мотивы новый эмоциональный оттенок: смерть не только косит людей, но и издевается над ними – издевается своей внешней, кажущейся милосердностью. Человек убит или смертельно ранен, а она помогает ему поудобней умереть, улечься на землю. Вот король в короне, в алой мантии на горностаевом меху, в латах, которого смерть-скелет как-то бережно опускает на землю. Вот кардинал в широкополой шляпе, изображенный со спины. А рядом — простая горожанка, упавшая ниц; рядом с ней грудной ребенок, которого нюхает пес-скелет. Орудиями смерти являются не только скелеты людей, но и животных – скелет клячи, кое-где обтянутый кожей, везет черепа, а человеческий скелет выступает за возницу. Брейгель, как это часто бывает в его композициях, дает некий панорамный взгляд сверху, с высоты птичьего полета.
Художник изображает и несколько попыток оказать сопротивление Смерти. Решительнее всех выступает высокий стройный человек в одежде ландскнехта, но его минуты сочтены. А в правом нижнем углу – компания, до которой эта волна гибели только-только докатывается. Здесь изображена музицирующая пара влюбленных, не чувствующая, что должно произойти в следующую минуту. На столе – разбросаны кости, шут лезет под стол, пытаясь спрятаться, один из игроков хватается за меч, но совершенно ясно, что весь этот наивный героизм обречен на провал.
Когда рассматриваешь детали, то поражаешься одному обстоятельству: здесь сотни скелетов, сотни черепов. Ну что можно «выжать», так сказать, в художественном, образном отношении из черепа? Ведь все абсолютно однообразны. Но Брейгель изображает их в таких разворотах, в таких положениях, что эти черепа как бы приобретают мимику. Они кажутся то подмигивающими, то скалящимися, то улыбающимися какой-то дьявольской ухмылкой, то, наоборот, угрожающе смотрящими провалами своих глаз. Эти детали замечательно выполнены художником и свидетельствуют о его высочайшем мастерстве.
Земля бесплодна и пуста. Вернее, здесь есть своего рода растительность, — земля «прорастает» виселицами, шестами с колесами наверху для колесования. Существовали разные формы колесования. Святую Екатерину Александрийскую, например, палачи распяли на двух зубчатых колесах, а потом начали их вращать. При такого рода колесовании зубцы впивались в человеческое тело, а вращение двух колес раздирало человека, кости ломались, суставы выходили из суставов. Другой тип колесования представляли своеобразные шесты с тележными колесами наверху, которые и изображает Брейгель. Приговоренных к казни распинали на этих больших колесах и, перебивая ему суставы, оставляли умирать. Подобная смерть растягивалась надолго и человеческие останки потом месяцами гнили на этих колесах.
В «Триумфе Смерти» не может не привлечь внимания еще один момент: мертвецы собрали свое судилище, свой ареопаг. На высоком парапете, рядом с круглым зданием классической архитектуры, скелеты, облаченные в некое подобие белых тог, сгруппировавшись вокруг креста, предстают неким трибуналом. Для современного зрителя это просто еще один жутковатый момент. Но современники Брейгеля, тем более во Фландрии, которая была накануне религиозного взрыва, прекрасно узнавали в этой сцене намек на трибунал Святейшей инквизиции. Здесь нет черных ряс, здесь заседают мертвецы, но эта метафора более чем прозрачна. Но испанским религиозным цензорам было не к чему придраться: мотив, дозволенный в христианском мире, и, к тому же, довольно распространенный. Брейгель иногда умел создавать очень откровенные произведения с очень актуальным смыслом, скрытым под традиционными сюжетными мотивами.

В. Клеваев. «Лекции по истории искусства.Северное Возрождение.Питер Брейгель Старший».

This entry was posted in Лекции and tagged , , , , . Bookmark the permalink.

12 Responses to ПИТЕР БРЕЙГЕЛЬ СТАРШИЙ. «ТРИУМФ СМЕРТИ»

  1. maryse4ka says:

    Я на миллионы миль далека от искусства, тк в моё сознание не помещается мысль о том, что такое могло быть написано в 16 веке…

    • irena says:

      А в чем проблема?)

      • Anonymous says:

        Похоже на «Матрицу» — на 3ю часть (там, кстати, Нео тоже как на кресте ;) )…
        Может аФфтар видел будущее…Голивуда %-)

        • Anonymous says:

          Дело не в этом, просто, как мне кажется, помимо ограниченного числа сюжетов (в литературе, живописи), есть еще и так называемые, вечные темы. Тема Смерти занимает почетное место. В постижении смерти человечество не продвинулось ни на йоту,и в Средние века, и в 17 в. и сейчас образ и представления о смерти не изменились — ведь как может изменится то, чего нет. Небытие неизменно в своем «нет», так же как бытие постоянно в своем «да». Брейгель ведь тоже не был первооткрывателем, так же как и Голливуд.

  2. irena says:

    Кроме того, люди неплохо рисовали, писали книги, музыку и играли на сцене и до:Уорхола, Алена, Стрейзанд, Карпы и неумирающего Чака Норриса)))

  3. Слабых или могучих,
    Смерть не щадит никого,
    Глупых так же, как мудрых,
    Всех — и до одного.
    Она не пропустит ни старость,
    Ни юность во цвете лет.
    Ни честных, ни негодяев,
    Все, что видит, она берет.
    Она не оставит миру
    Ни богатого, ни бедняка,
    Ни митру и ни порфиру,
    Ни епископа, ни царя.
    Вот тление, смрад и черви.
    Вот труп, наводящий страх.
    Хочешь или не хочешь,
    Единый конец для всех

    • irena says:

      Смерть придет и найдет
      Тело, чья гладь визит
      Смерти, точно приход
      Женщины отразит
      Это тоже И.Бродский «Натюрморт». А дальше, то что в посте: «Это абсурд, вранье …» и д.т.

      • Anonymous says:

        * * *
        Смерть придет, у нее будут твои глаза -
        смерти с нами всегда по дороге
        день и ночь напролет, неусыпно,
        смерть глуха, как абсурдный порок,
        как забытая совесть. Глаза твои
        станут словом напрасным,
        станут криком безгласным, молчаньем.
        Ты их видишь сама по утрам,
        наклоняясь все ниже над гладью
        зеркальной. Но мы живы надеждой,
        что в тот день мы узнаем тоже,
        что ты — жизнь и… ничто.

        Смерть для каждого взгляд припасла.
        Смерть придет, у нее будут твои глаза.
        Словно вдруг от греха очищенье,
        словно в зеркале вдруг разглядеть
        чей-то мертвенный лик,
        словно слушать безмолвье.
        И немые, мы спустимся в бездну.

        А это оригинал, из которого Бродский взял первую строчку. Чезаре Павезе в 1950 г. написал.

  4. Anonymous says:

    Ещё похоже на «Я, Робот»
    «Триумф прогресса передовых технологий″
    добавить декоративный елемент — небоскрёбы, а скелетов заменить машинами, приобретшими сознание))
    суть немного меняется, но ощущения аналогичные)

    • irena says:

      Верно) А если подсыпать снежку — будет похоже на «Послезавтра». А если подпустить вертолеты — на «Апокалипсис нашего времени». И — под музычку Вагнера)))

      • Anonymous says:

        Я думаю, что такие ассоциации возникают потому, что картина совершенно лишена эмоции. Например, гора черепов в картине Верещагина «Апофеоз войны» (как-то так называется по-моему) вызывает совершенно определенную эмоцию — ту, что заложена автором. А у Брейгеля эмоции нет, поэтому зритель может наделить ее своей эмоцией, своим смыслом — индивидуальным. Скорее всего, (я не уверен), такие вот безэмоциональные художники (отстраненные или остраненные) и есть самые лучшие.

        • irena says:

          Спасибо, аноним. Мы тоже полагаем, что, несмотря на завораживающую детализацию, на подробно, как в иконописных житиях, прописанные индивидуальные эпизоды встречи со Смертью, Брейгель пишет не переживание, не «эмоции», а некое космическое видение судеб человечества. Он не бесстрастен — и потому его картина трогает — но его чувство сродни, скорее, чувству евангелиста Иоанна, чем какого-нибудь Верещагина или, скажем, Гойи.» Искусство должно быть как серая поверхность воды», — сказал один поэт. Поверхность — глубина — под ней.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>