ПЕРУДЖИНО — УЧИТЕЛЬ РАФАЭЛЯ. ДВА «ОБРУЧЕНИЯ МАРИИ»

КАТАЛОГ
КАТАЛОГ

Альбом: Рафаэль и Перуджино
Альбом: Рафаэль и Перуджино


1.Пьетро Перуджино(ок.1450-1523)|«Обручение Марии и Иосифа»|1500-1504|д.,м.|Музей Изящных Искусств|Каэн
2.Рафаэль Санти(1483-1520)|«Обручение Марии и Иосифа» 1504| д.,м.|Галерея Брера | Милан

Давно собирались разместить этот фрагмент лекций.
Самые ранние произведения Рафаэля дошли до нас от 1501 и 1502 гг., то есть от того периода, когда он работал в мастерской Перуджино. Стилистика мастера оказала на Рафаэля очень заметное влияние. Рафаэль настолько усвоил манеру своего учителя, что зачастую их работы трудно различить. Способы компоновать картину, типы фигур, типы лица, тип красоты, характерный для Перуджино, встречаются на протяжении нескольких лет и у Рафаэля.
Его работа «Обручение Марии и Иосифа», датированна 1504 годом. Здесь уже Рафаэль не следует Перуджино, а соревнуется с ним.
Незадолго до того Перуджино написал свой вариант «Обручения», и Рафаэль многое оттуда позаимствовал. Например схему композиции, когда глубина замыкается изображением центрического здания. Центрическое здание в центре, в глубине встречалось у Перуджино еще в его Ватиканской фреске в Сикстинской капелле «Вручение ключей Христом апостолу Петру». Пустая площадь и группа фигур на переднем плане. Все это формально есть и у Рафаэля. Но вот тонкости, детали, частности, которые создают обаяние работы, ее совершенство, — у Рафаэля свои. Во-первых, Перуджино частично срезает верх здания в глубине. Это делает его более близким и более тяжелым. Рафаэль изображает здание целиком. Это дает ему возможность сравнить, линейно срифмовать круглящиеся линии, в которые, как в арку, вписывается группа переднего плана. Этим закруглениям в более дробном виде вторит и аркада первого яруса сооружения. Площадь в картине Рафаэля, в отличие от перуджиниевской, стремительней уходит в глубину, здание отстоит на большее расстояние. У Рафаэля пространство обретает воздух, какую-то реальную протяженность, развернутость вглубь. Перуджино изображает первосвященника, который соединяет руки Марии и Иосифа, совершенно вертикально. Рафаэль понимает, что это уже несколько скучновато, что строгая вертикаль будет, пожалуй, навязчива, и как-то умеренно и в то же время естественно откланяет верхнюю часть фигуры первосвященника в сторону. Вертикаль сохраняется, но не столь назойливо, не столь геометрически подчеркнуто. Он меняет местами группы Иосифа и Марии. У Перуджино они даны в зеркальном отражении. Это дает Рафаэлю возможность естественнее показать саму сюжетную завязку – обмен кольцами. Потому что у Перуджино руки оказываются наполовину спрятанными одна за другой. Правда, как последнюю дань своему учителю, в некоторых лицах Рафаэль оставляет перуджиниевский канон красоты: правильный овал лица с заостренным подбородком. В целом же, по сравнению с несколько скученной и тяжеловатой в верхней своей части композиции Перуджино, здесь все удивительнейшим образом располагается на своем гармоничном месте. Эта замечательная естественность отныне будет сопутствовать Рафаэлю почти всегда. Если она ему изменяет, то это сразу становится очень заметным.
«Обручение Марии и Иосифа» написано, видимо, уже во Флоренции после переезда Рафаэля из Урбино. Мы не знаем всех тонкостей его биографии, но очень возможно, что он переезжает во Флоренцию следом за своим учителем. Я говорил, что Перуджино держит две мастерские — у себя на родине, в Урбино, и во Флоренции, где он постоянно нужен, где он активно участвует в художественной жизни, в разного рода событиях и мероприятиях. И очень возможно, что Перуджино при своем отъезде во Флоренцию берет с собой ученика, которому есть еще чему поучиться в этом городе. В Урбино он уже не найдет учителей.

Вадим Клеваев. Лекции по истории искусств. К., «Факт», 2007, с.405-406

This entry was posted in Лекции and tagged , , , , , . Bookmark the permalink.

21 Responses to ПЕРУДЖИНО — УЧИТЕЛЬ РАФАЭЛЯ. ДВА «ОБРУЧЕНИЯ МАРИИ»

  1. любопытно разглядывать-сравнвать, спасибо…
    и мальчик, ломающий коленом — в одной спрятан в толпе, в другой так явственно на первом плане

    • irena says:

      У Перуджино их даже два … Один на площади

      • goo26 says:

        простите, а Вы не подскажете, где можно найти информацию (историю) о том, почему этот мальчик ломает коленом палку? я помню, что с этим связана какая-то история.. или что-то символизирует, но вот ЧТО.. никак не вспомнить..
        Может поможете?
        заранее спасибо!

        • irena says:

          Да, пожалуйста. Мотив переломленого жезла восходит к апокрифическим сказаниям об обручении Марии. Не зная, с кем обручить 14-летнюю Марию, которая не хотела замуж, а оставаться при Храме больше не могла,первосвященник предоставил выбор Богу. Созвали сыновей от всех колен Израилевых, кто хотел Марию, и они внесли в храм деревянные жезлы и оставили там на ночь. Утром увидали, что жезл одного Иосифа расцвел лилиями ( он держит его на обеих картинах), а над жезлом вьется голубка. Так был избран Иосиф. Остальные женихи преломили свои сухие жезлы.
          Вот, почитайте статьи:
          *с православного сайта «Образ»
          а это Аверинцева из «Мифологического словаря»

  2. Дивное сопоставление. И все равно, обе картины по своему очаровательны.

  3. Картина Рафаэля просто совершенна, но у Перуждино мне больше нравятся лица — интереснее.

    • irena says:

      Да, возможно). Считается, что Рафаэль перенял у Перуджино тип женской красоты: округлое лицо с острым подбородком, некрупные, почти детские черты, светлые волосы и глаза, — и сохранил верность этому типу до конца, до Сикстинской мадонны.

  4. Что мне всегда импонировало в личности Перуджино-так это то, что он смог принять и признать превоходящий его талант Рафаэля.

  5. lufer_lj says:

    Тут еще видно насколько Рафаэль был выше Перуджино как архитектор, а не только как художник.
    Эту не функциональную часовню надо построить — не видел красивей цилиндрического здания в природе.
    Было бы очень классно!

    • irena says:

      Более того, кажется он(Рафаэль) на это и надеялся. Зачем-то же он украсил фронтон этой совершенной постройки надписью: RAPHAEL URBINOS,выполненной (как и все, что он делал) безукоризненно. Эта надпись так много говорит о молодом человеке, его мечтах о славе!=)

      • lufer_lj says:

        Мегаломания — как двигатель прогресса!
        Рафаэль не заблуждался по поводу себя — он МЕГА-КРУТ:)

        • irena says:

          Даже слишком… и это делает его почти неинтересным, не находите?

          • lufer_lj says:

            В контексте сегодняшнего дня он даже раздражает.

            Это как прыгун который перепрыгнул планку в 24 метра высотой. И умер 500 лет назад.
            А после этого бесконечные бубки — силятся, силятся и все вокруг 6 метров:)

            Естественная реакция — не рассматривать этих титанов — ведь надо как то жить дальше:)

          • irena says:

            Нет, речь о другом, о том, что у Рафаэля «не за что зацепиться», нет никаких тайн, загадочных улыбок, чего-то, что могло бы стать сенсацией. Ему не хватает драйва, слишком гармоничен.

          • lufer_lj says:

            Ох уж эти улыбки и тайны:)

            Самая большая тайна этих людей (не только Рафаэля) их масштабность.
            Драйв и улыбки в этом масштабе пропадают, хотя они там есть. В той же Афинской Школе, но не в центре.
            Это такое копернианство, где второстепенное вращается вокруг первостепенного, а не наоборот.

          • irena says:

            Копернианство?+) Хорошо подмечено.Согласны. Поищем тайну, если найдем, неприменно запостим!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>