«МЕЛАНХОЛИЯ». ЛАРС ФОН ТРИЕP




Я вообще-то люблю только старые блокбастеры (например, «Армагеддон»). За внятное повествование, внятные идеи, хороший конец и красивые съемки. А Триера вообще-то не люблю за мрачные сюжеты, плохой конец и общий пессимизм ( к съемкам замечаний нет). Но следует признать: Ларс фон Триер в честь «2012″ создал фильм, сопоставимый с лучшими блокбастерами по всем перечисленным параметрам, включая хеппи энд.
Ни скандал в Каннах, ни присуждение «Пальмовой ветви» 2011 комично-напышенному творению Т.Малика («Древо жизни») преуменьшить качество фильма » Меланхолия» (Melancholia) не могут.

Ничего нового по отношению к собственному миросозерцанию Триер не сказал. Просто давно имеющийся у него ответ на знаменитые вопросы Канта, и на все остальные вопросы о смысле бытия человека Триер, наконец-то, сформулировал однозначно и облек в безукоризненную форму. Но такова, видно, сила искусства, что его абсолютно циничное НЕТ, расположенное далеко по ту сторону добра и зла, не вызывает ни протеста, ни отторжения. Думаю, это потому, что рассказ Триера прост, образная система прозрачна, а красота съемок завораживает.

Смысл фильма раскрыт в названии. Меланхолия — имя планеты, которая неизбежно столкнется с Землей и уничтожит ее. Меланхо́лия (от др.-греч. μελανχολία «меланхолия», из μέλας «чёрный, тёмный» + χολή «желчь; гнев») — в русской терминологии «мрачное помешательство» — термин, обозначавший в начале XX века один из видов психических расстройств, учит википедия . Меланхолия, депрессия — у героини фильма Джастин (Кирстен Данст, приз в Каннах за лучшую женскую роль). Но Меланхолия, — это и творческая одержимость, состояние творящего гения, и ее управитель Сатурн (Кронос, Время), как считали неоплатоники, и, возможно отобразил в своей знаменитой гравюре А. Дюрер. Меланхолия и у Ларса фон Триера,большого художника, который незадолго до съемок фильма серьезно лечился от депрессии, и с полным правом может и должен заявить: «Джастин — это я».

Фильм состоит из пролога и двух глав, названных именами двух сестер : «Джастин» и «Клер». В прологе обозначены основные темы: Джастин, планета, мальчик (сын Клер), красота мира перед его концом, а также гибель этого мира в образе искусства, а именно излюбленная Триером цитата из Тарковского — «Охотники на снегу». На сей раз сгорающая репродукция. Саунтрек пролога — это вступление к опере «Тристан и Изольда» Р. Вагнера, наверное, самая красивая музыка на свете. А можно сказать и так, что пролог — видеоряд к Вагнеру, настолько тесно связаны звук и изображение. В музыке еще есть что-то человеческое — боль, нежность, да и то — господствует рок, свершившаяся неизбежность. Что ж, как считает Дени де Ружмон, например — легенда о Тристане и Изольде — фундаментальный европейский миф.

С самого начала известно, что все погибнут, что и роднит фильм с блокбастером, где наперед известно, что все спасутся. И в том и в другом случае остается чисто художественный интерес к ходу повествования: как, при каких обстоятельствах все это произойдет. Смотреть хочется внимательно, ведь мы не можем идентифицироваться ни с кем из персонажей — они для нас ничто, они все умрут. В первой «главе», наблюдая перипетии несостоявшейся свадьбы Джастин, весь свадебный стандартный антураж, призванный утвердить вечное и неизменное продолжение жизни, устремленность в будущее, наблюдая и семейную драму, и ясно описанные отношения и по-филлиниевски точно нарисованные характеры матери, отца, , идиота-начальника, его племянника,недалекого жениха, наблюдая саму героиню во власти депрессии, мы совсем не печалимся, не «сопереживаем». И когда во второй «главе» никогошеньки из всех этих людей нет, это выглядит таким естественным. Нет и хорошо. Скоро никого не будет.

Во второй «главе» заняты всего четыре персонажа, действие происходит в доме сестры Джастин, Клер. Ее играет Шарлотта Гензбург. Вышло замечательно: Данст- вылитая арийка, Гензбург — еврейка. Прямо как на заказ Триеру для успокоения собственных комплексов, породивших и скандал в Каннах (и Вагнера). Обе актрисы играют замечательно.
Теперь сопереживание ярче — Клер держиться за жизнь, у нее сын, муж, дом. Наступает саспенс: прекрасная погода, красивый налаженный быт, научный оптимизм мужа, а главное — астрономический прибор — просто проволочное кольцо, сделанный мальчиком, — мы же знаем — ничто из этого их не спасет. Рок выглядит как разница в диаметрах проволочного колечка и наблюдаемого сквозь него диска планеты. Молодец, Триер!
Муж Клер дизертирует — умирает, выпив снотворное, а сестры остаються с ребенком. Нужно встречать конец света. Клер в отчаяньи, а Джастин — нет. Ее болезнь, меланхолия, — ее творческая энергия — созидает ту единственную форму гуманизма, которая возможна. Они с мальчиком стругают палки (зачем стругают?? — «Это трудно» — говорит мальчик) и строят спасительную «пещеру», ковчег, вигвам из этих палочек на холме. И садятся там втроем. Зайдя последней, Джастин, «закрывает» за собой вход — ставит палку ( Молодец, Триер!). И только после этого восходит огромный диск Меланхолии и происходит взрыв. Они все успели. Хеппи энд.
Именно. Потому что такой конец уж точно лучше, чем бредок Т.Малика. Да и вообще, хорошо, что без всяких деревьев. Включая саженец из «Жертвоприношения».

Люди писали разное. Много ссылок. Кинорецензенты — хуже всех. Мне тут понравился текст одного юзера. Он сравнивает Триера и Тарковского.

This entry was posted in Лекции and tagged . Bookmark the permalink.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>